Уменьшить шрифт Сбросить шрифт Увеличить шрифт

Russian

Belarusian

English

Уникальная операция белорусских хирургов

Трансплантацию сегмента тонкой кишки с микрососудистыми анастомозами для пластики дефекта части пищевода у ребенка — провели врачи Детского хирургического центра и Минской ОКБ

2-летний житель Столинского района Максимка — четвертый ребенок в семье. Мама Надежда Ефимовна на свое сокровище не нарадуется. Шутит, что впридачу к 3 дочкам получила в 44 года неожиданный подарок — маленького сорванца.

Сегодня Максимка с аппетитом уплетает манную кашу. Глядя на шустрого улыбающегося мальчишку, сложно представить, что вот уже почти год он живет в режиме постоянных медицинских манипуляций, питаться малышу до недавнего времени приходилось через гастростому. Сейчас благодаря стараниям докторов он кушает как и все здоровые дети.

…Беду принесла круглая плоская батарейка от пульта.
— Как сейчас помню, было около 3 часов дня, — рассказывает мама мальчика. — Вся семья пообедала, расселись кто на диван, кто в кресло смотреть телевизор. И Максимка рядом. Буквально доли секунды — и вот он показывает в рот пальчиком: «Ам».
Родные тут же спохватились и вызвали скорую. В райбольнице злосчастную «игрушку» медики безуспешно пытались достать 2 часа, но не вышло. Ребенка срочно отвезли в областную детскую больницу. Извлечь батарейку эндоскопически не удалось: она находилась в пищеводе около 8 часов, вызвала его электрохимический ожог, плотно вклинилась в ткани, спровоцировав их отек. Пришлось убирать инородное тело с помощью операции — рассекли пищевод. Швы оказались несостоятельными, ведь ткани были очень воспалены. В тот же день мальчика доставили в ДХЦ.

Здесь врачебный консилиум из детских и микрохирургов постановил: устранить данный дефект можно только свободной пластикой сегмента кишки. Но как обеспечить ее приживление? Нужно было избежать временной ишемии трансплантата в период пересадки из брюшной полости на шею, иначе он мог погибнуть.

Специально для этой операции заведующий отделением микрохирургии Минской ОКБ профессор Владимир Подгайский совместно с профессором кафедры топографической анатомии БелМАПО Аркадием Рылюком разработали особую технологию: временный кровоток при перемещении сегмента кишки из брюшной полости на шею можно обеспечить через лучевые сосуды на руке, при этом кровообращение в трансплантате прерываться не будет.

Вмешательство провели на базе Минской ОКБ, для его выполнения требовались операционный микроскоп, специальный инструментарий и шовный материал.

Со стороны ДХЦ операцию проводили его руководитель Василий Аверин, доцент кафедры детской хирургии БГМУ Юрий Гриневич, врач-детский хирург Любовь Нестерук, анестезиологи-реаниматологи Михаил Коганович, Анастасия Свирская и Андрей Требуховский.
Бригада микрососудистых хирургов — Владимир Подгайский, врачи отделения микрохирургии Минской ОКБ Дмитрий Батюков, Илья Дзержинский.

Василий Аверин, руководитель ДХЦ, зав. кафедрой детской хирургии БГМУ, доктор мед. наук, профессор:
- Мы разобщили пищевод, вывели шейную эзофагостому, чтобы мальчик мог сглатывать слюну, и гастростому — для питания. Дефект пищевода составлял 5 см.

Задача хирургов во время операции: выделить часть тонкой кишки — трансплантат, а в финальной части вмешательства, убедившись, что он живой, наложить анастомоз между кишкой и проксимальным и дистальным отделами пищевода.

Владимир Подгайский, руководитель Республиканского центра пластической и реконструктивной микрохирургии, доктор мед. наук, профессор:
- Подобная технология, когда обеспечивается временный микрососудистый доступ через лучевые сосуды и не прерывается кровоток в трансплантанте, — новинка для мировой хирургии.
Из брыжеечных сосудов выделили две питающие ножки, они кровоснабжали участок кишки, который мы должны были пересадить (после ее пересечения выполнялся межкишечный анастомоз). Одну из сосудистых ножек пересекли и вшили ее в лучевые сосуды левой руки (кровоток осуществлялся как из брыжейки через сохраненную ножку, так и из сосудов предплечья).
Отсекли вторую питающую сосудистую ножку. Трансплантат снабжался только через руку. Но не обескровливался. Затем руку вместе с кишкой перенесли на шею, где были подготовлены сосуды для восстановления кровотока через вторую сосудистую ножку. Ее вшили в сонную артерию и сопровождающую вену на шее. Снова обеспечен двойной кровоток. Отсекли сосудистую ножку от лучевых сосудов (питание трансплантанта — за счет анастомозов с сосудами шеи).
Самым сложным было наложить микрососудистые анастомозы: диаметр сшиваемых сосудов составлял порядка 1 мм.